Описание дела Гулак-Артемовской | Судебные речи

Описание дела Гулак-Артемовской

Адвокат Жуковский В. И.

Л. М. Гулак-Артемовская и Н. Г. Богданов были преданы суду по обвинению в подлоге векселей на сумму в 58 тысяч руб­лей. По обвинительному акту суть дела заключалась в следующем.

1 декабря 1877 г. в С. — Петербурге скончался Н. А. Пастухов. 31 декабря к судебному следователю пришел брат Н. А. Пасту­хова, Дмитрий, и заявил, что в этот день к нему явился присяж­ный поверенный Кейкуатов, который объяснил, что у него име­ются три векселя, данные ему для взыскания Гулак-Артемовской. Векселя в свое время были выданы якобы покойным Н. А. Пасту­ховым. При осмотре предъявленных ко взысканию векселей Дмит­рий признал их подложными, но указать на лицо, совершившее подлог, не смог.

При расследовании дела было установлено, что все три ве­кселя исполнены от имени Н. А. Пастухова на имя Гулак-Артемов­ской. Однако проведенная по делу экспертиза признала, что подписи на всех векселях, выполненные от имени Н. А. Пастухова, не имеют никакого сходства с его подлинной подписью. Следст­венными властями было также установлено, что Н. А. Пастухов за несколько лет перед смертью близко сошелся с Гулак-Артемов­ской, часто наносил ей визиты, вследствие чего его товарищи не­однократно намекали ему на предстоящее бракосочетание. Однако незадолго перед смертью Н. А. Пастухов порвал всякие отноше­ния с Гулак-Артемовской. Как выяснилось (из записной книжки Пастухова и показаниями свидетелей), Н. А. Пастухов проиграл в карты («в дурачки») Гулак-Артемовской во время визитов к ней значительную сумму денег, которые затем полностью ей отдал. Это обстоятельство, то есть нечестность Гулак-Артемовской и ее чрезвычайная жажда к наживе, видимо, и сказались на отноше­нии к ней Н. А. Пастухова, — говорится в обвинительном акте.

С целью отыскания каких-либо улик, свидетельствующих о причастности Гулак-Артемовской к подлогу векселей, у нее на квартире был произведен тщательный обыск. В результате обыска в письменном столе Гулак-Артемовской было обнаружено не­сколько векселей от имени Н. Богданова на имя Митропольской и письмо Богданова к Гулак-Артемовской. Сличением почерка Богданова с почерком, которым были исполнены векселя от имени Н. А. Пастухова, было установлено их сходство. Привлеченный по делу Н. Богданов объяснил, что векселя от имени Н. А. Пасту­хова на имя Гулак-Артемовской действительно исполнены им, но по просьбе самого Н. А. Пастухова. Почему Н. А. Пастухов про­сил его написать векселя, а не сделал этого сам, Н. Богданов объ­яснить не смог.