Речь по делу Бартенева | Судебные речи

Речь по делу Бартенева

Адвокат Плевако Ф. Н.

Описание дела

Господа судьи!

Между обвинением и подсудимым в настоящем деле нет места для захватывающей дух борьбы, для непримиримого спора. Под­судимый, сознавшийся на предварительном следствии, подтвердил без всяких уклонений слово свое и здесь, на суде. Это упроща­ет задачу защиты, суживает объем ее, ограничивая ее доводы те­ми, которые по данным дела могут влиять лишь на меру и степень заслуженной подсудимым кары.

Формулируя с достаточной точностью признаки, по которым судья распознает между безнравственными поступками такие, кото­рые влекут за собой уголовную кару, указывая на роды и виды наказаний, сопровождающих то или другое преступление, закон не исчерпал всех случаев, которые влияют на понижение назначенно­го наказания, но предоставил судьям значительную долю усмотре­ния при смягчении его. Все, что в жизни подсудимого, в его харак­тере, в его прирожденных достоинствах и недостатках, наконец, в обстановке совершенного им преступления возбуждает сожаление, снисходительное сострадание в честном человеческом сердце, все это имеет право принять во внимание и судья, отправляющий правосудие. Отсюда следует, что изучение условий, которые влияют на меру наказания, ожидаемого подсудимым, должно совпасть с воспроизведением тех фактических подробностей дела, в которых заключаются яркие признаки наличности данных, уполномочиваю­щих меня говорить о пощаде и снисхождении к моему клиен­ту. Останавливаясь на них, я воспользуюсь планом обвинителя: сначала изучу прошлое подсудимого и его жертвы до их первой встречи и затем уже, проследив печальную драму, начавшуюся их знакомством, подойду к ужасной минуте преступления. Вся разни­ца будет заключаться в том, что я введу в дело факты, пройден­ные молчанием со стороны обвинителя, а эти факты дадут место иным выводам, более мягким, чем те, к которым пришел он; но метод, обнаруживающий в своем применении присутствие человеч­ности и сострадания, надеюсь, имеет право конкурировать с тем, которому он противополагается. Итак, к делу. Обвинитель позна­комил вас с личностью Марии Висновской. Он не отрицает, да­же подчеркивает темные пятна в ее жизни и поступках, ставя, впро­чем, их рядом с высотой ее умственных сил, выразившейся в ду­мах и мыслях, занесенных ею в свой дневник. Со своей стороны, присматриваясь к личности покойной, я не вижу необходимости ни идеализировать ее внутренних сил, ни унижать ее житейские по­ступки. Судя по тому, чего она достигла на сцене, мы знаем, что она не была обижена судьбой: завидной красоте гармонировал та­лант, эта искра божия в душе, не затушенная, а развитая трудо­любием и любовью к образованию в молодой девушке.