Речь по делу Максименко | Судебные речи

Речь по делу Максименко

Адвокат Плевако Ф. Н.

Описание дела

Завтра к этому часу вы, вероятно, дадите нам ваше мнение о свойстве настоящего дела и об отношении к нему предстоящих под­судимых.

Томительный вопрос: какое впечатление производит на судей совокупность проверенного здесь материала и кто вероятный винов­ник содеянного зла — получит удовлетворение.

Подсудимые — и та, которую я защищаю, и тот, за кого ска­жет слово третий защитник, — отрицают свою вину. Следовательно, нам нужно сосредоточиться на изучении улик против них.

Но чтобы правильней разобраться и безошибочнее решить де­ло, я советую вам разделить ваше внимание поровну между подсу­димыми, обдумывая доказательства виновности отдельно для каж­дого подсудимого так, как будто судьба другого сегодня не пред­стоит вашему вниманию. Этот прием спасет вас от вредной для де­ла и особенно вредной для подсудимых перепутанности улик. Из­вестна человеческая слабость к быстрым обобщениям: мы охотно спешим впечатление, полученное от одного ряда явлений, перенести на соседние, сходные с ними. Мы незаметно объединяем в одно це­лое группу независимых предметов и думаем о них, как об одном.

То же повторяется и при решении дел уголовных. Совершилось преступление. Подозреваются несколько лиц. Мы начинаем смот­реть на всех подсудимых, привлеченных по одному делу, на всю скамью, как на одного человека. Преступление вызывает в нас него­дование против всех. Улики, обрисовывающие одного подсудимого, мы переносим на остальных. Он сделал то-то, а она сделала то-то, откуда заключается, что они оба сделали и то и другое вместе.

В примерах нет недостатка. Вы слышали здесь показания, ко­торыми один из подсудимых изобличался в возведении клеветы на врача Португалова, а другая — в упреке, сделанном ею соседке Дмитриевой в неосторожном угощении больного мужа крепким чаем, что было на самом деле. И вот в речи обвинителя эти отдельные улики объединяются в двойную улику: оказывается, что Максименко и Резников клеветали на доктора, Максименко и Резников упре­кали Дмитриеву.

Испросив у вас отдельного внимания каждому подсудимому, я обращусь к делу. При этом, памятуя, что мы призваны содейство­вать, а не мешать вашему правосудию, я откину из моей речи все то, что, имея полную возможность принять вид серьезного довода за подсудимую, на самом деле не представляется доводом перед моим внутренним зрением.