Описание дела Давида и Николая Чхотуа и др. (Тифлисское дело) | Судебные речи

Описание дела Давида и Николая Чхотуа и др. (Тифлисское дело)

Адвокат Спасович В. Д.

22 июля 1876 г. между девятью и десятью часами вечера было установлено исчезновение из дома Нины Эрастовны Андреевской, временно проживающей вместе с матерью в Тифлисе (Тбилиси). На другой день утром ее труп был найден рыбаками в реке Куре верстах в сорока от города. Предварительным расследованием по данному делу было установлено следующее.

По завещанию Эраста Андреевского двум его дочерям Нине и Елене досталось имущество, находившееся в разных частях Тиф­лисского уезда. В конце 1875 года Георгий Шервашидзе — муж Елены Андреевской — предложил управлять имуществом и наблю­дать за ним Давиду Чхотуа, который принял это предложение и вскоре поселился в Тифлисе в доме Шервашидзе. В июне 1876 года к Давиду Чхотуа приехал его младший брат — Николай, оформляв­шийся на военную службу, и поселился временно в квартире Дави­да. Весной 1876 года Нина и Елена решили произвести раздел за­вещанного им имущества, для чего Нина вместе с матерью приеха­ла в Тифлис. Раздел был произведен. После этого муж Елены Г. Шервашидзе уехал по делам в Кутаисскую губернию, а Нина и ее мать временно поселились в его доме. Дом этот представлял собой каменное двухэтажное здание, обращенное передним фасадом во двор, окруженный с трех сторон густым садом. Сад примыкал к помещению для летних увеселительных мероприятий, известному под названием «Кружок». Задняя часть дома выходила на неболь­шую площадку, за которой начинается крутой берег реки Куры. В доме, кроме хозяев, проживали: братья Чхотуа, повар Габисония, сторож Коридзе и садовник Мчеладзе.

Обыкновенно Андреевские (Нина и мать) уходили из дома утром и возвращались часам к семи-восьми вечера. В день про­исшествия Нина и мать также возвратились домой около восьми часов вечера. При их возвращении они были встречены Давидом Чхотуа, который после двадцатиминутной беседы с Ниной ушел в город по своим делам. Его брат Николай после прихода Нины и ма­тери также ушел из дома в город и возвратился поздно.

Нина Андреевская, переодевшись в домашнее платье и старые опорки от дамских полусапожек, вытряхнув на террасе платье, в котором ходила днем с матерью, писала письмо к Г. Шервашидзе в Кутаис, предполагая послать его с Давидом Чхотуа, который собирался отвезти Шервашидзе оставленную им дома шашку. Часов в десять, окончив письмо, Нина взяла свечку и вышла из комнаты. Матери она сказала, что идет к повару Габисония за по­лусапожками, которые находились у него в чистке.