Речь по делу Давида и Николая Чхотуа и др. (Тифлисское дело) | Судебные речи

Речь по делу Давида и Николая Чхотуа и др. (Тифлисское дело)

Адвокат Спасович В. Д.

Описание дела

Господа члены Тифлисской судебной палаты, господа судьи коронные, господа судьи законники, то есть посвящающие себя служению закону, исполнению его свято и разумному его истолко­ванию, позвольте мне начать мою защитительную речь словами же закона.

Статья 890 Устава Уголовного судопроизводства гласит, что при пересмотре приговоров по отзыву подсудимого определенное ему наказание может быть не только уменьшено, но и вовсе отмене­но. Слова эти исполнены глубокого значения, они якорь спасения для тех несчастных мучеников, которые, будучи осуждены в первой инстанции, вверили мне свою судьбу. Если апелляция не мертвый обряд, если апелляционное производство не трата времени, томи­тельная как все, что бесполезно, если слова закона, который я толь­ко что прочел, настоящая, живая правда, то значат они следующее: что эти арестанты еще люди не решенные, что еще они не осужде­ны, не изобличены, что они могут возвратиться в общество, от ко­торого их отделяли долгое время стены тюрьмы; что к приговору, их осудившему, вы должны отнестись критически, то есть должны его испытать и проверить, следовательно, — усомниться в том, что он справедлив, следовательно; предположить, что, может быть, они люди невинные, и перебрать мысленно все звенья, состоящие из умозаключений того приговора, который их сковал, точно верига­ми, с тем, чтобы узнать, не порвутся ли, по крайней мере, некото­рые звенья, как нити, и не спадут ли с подсудимых вследствие того оковы приговора. Эта законом возложенная обязанность на судей высшего суда, обладающих большей опытностью, большими сведе­ниями, значит — большей возможностью систематически усомнить­ся в виновности осужденных подсудимых до тех пор, пока заново и самостоятельно не будет построена вполне прочно их вина в совести судей, составляет одно из преимуществ суда, перед которым я имею честь говорить, суда апелляционного перед судом с присяжными. В суде присяжных, судящем более по впечатлению, а не по логиче­ским выводам, и человека, только еще обвиняемого, а не такого, о котором уже прогремел осуждающий его приговор, — законом не установлено никакого метода поверки обвинения, не предписано ни­каких правил исследования, а для избежания увлечений, весьма возможных, когда разбирается дело громкое и сильно возбуждаю­щее страсти, служат два средства, — с одной стороны, присяга при­сяжного: подать голос сообразно тому, что увижу и услышу на су­де (статья 666 Устава Уголовного судопроизводства), и с другой стороны, неизбежное почти затем предварение со стороны председа­теля в заключительном слове: забыть все то, что могло бы дойти до присяжных окольным путем, в виде рассказов, молвы, слухов, устных или печатных.