Речь по делу Островлевой и Худина | Судебные речи

Речь по делу Островлевой и Худина

Адвокат Спасович В. Д.

Описание дела

Господа присяжные заседатели!

Проста и почти ясна наружная сторона этого загадочного дела, его поверхность; мало дел, в которых внутренняя сторона, психоло­гическая, была темнее. Так как для правильного изучения предмета необходимо от совершенно известного и осязаемого идти к неизвест­ному и вне чувственного наблюдения находящемуся, то я и начну с бесспорного и вполне установленного, чтобы затем, обойдя этот берег, заглянуть в смежную с ним глубь неизвестного, предполага­емого. Известно, что содержатель извоза, по Обводному каналу № 21 Елисеев, отправивший 29 августа 1881 г. в час дня молодого 19-летнего парня Данилу Савина с лошадью и пролеткой на работу и дожидавшийся их ночью, дождался Савина только 30 августа в два часа пополудни, причем Савин явился избитым, окровавленным и ограбленным, так как у него похитили вследствие нападения на него лошадь, пролетку, шляпу и армяк. Савин подвергся нападе­нию ночью между Старой Деревней и Лахтой, в темном безлюдном месте, со стороны двух седоков — мужчины и женщины. Елисеев думал объявить полиции о случившемся, направился на место сбы­та всяких лошадей — Конную площадь, когда вдруг с ним приклю­чился один из редких счастливых случаев: по улице ведет его же лошадь, серого мерина с темными яблоками, Осип Назаров, купив­ший ее за 50 рублей у Александрова; от Александрова Елисеев, по его словам, добрался до продавшей Александрову эту же лошадь за 35 рублей содержательницы извоза Островлевой, живущей непо­далеку в Разъезжей, в той местности, где процветает извозчичий промысел, и имеющей нанятое для извоза помещение в Свечном, близ Лиговки, почти напротив завода Сан-Галли. Островлеву вы­звали под вымышленным предлогом в полицейский участок. Островлева была разговорчива и весела, но когда на дворе участка уви­дела лошадь и возле нее раненого Савина, то растерялась, заплака­ла и сказала: «Я пропаду», обещала Савину и деньги на лечение, и поддевку, просила прощения за то, что его избили, предварила, что все похищенное цело, повела потерпевших и полицию в свое помещение в Свечном, где в конюшне, по одну сторону от входа, найдена пролетка Елисеева, а по другую — армяк, дуга и извозчи­чья шляпа. При обыске, произведенном поздно ночью в собствен­ной квартире Островлевой в Разъезжей, в коридоре и в кухне оты­сканы уздечка, шлея и вожжи, похищенные у Савина. Все похи­щенное оценено в 375 рублей. У Островлевой найдены из выручен­ных ею от продажи лошади 35 рублей только 23 рубля. Островлева была тотчас же арестована, ее работник Антон Худин отыскан только 3 сентября за городом.