Речь А. И. Урусова в защиту Дмитриевой по делу Дмитриевой и Каструбо-Карицкого | Судебные речи

Речь А. И. Урусова в защиту Дмитриевой по делу Дмитриевой и Каструбо-Карицкого

Адвокат Урусов А. И.

Описание дела

Господа судьи, господа присяжные заседатели! Вот уже восемь дней сряду, как дело, почти беспримерное по своей продолжитель­ности и далеко еще не оконченное, разбирается вами с тем терпе­нием и неуклонным вниманием, которые, конечно, должны быть от­несены к числу самых наглядных заслуг присяжного института, к числу таких гражданских заслуг, которые упрочивают навсегда за этим дорогим для нас учреждением энергичное сочувствие рус­ского общества. В течение восьми дней представители всего местно­го общества с напряжением следят за ходом процесса. В течение восьми дней подсудимым даны были всевозможные средства к оправданию... мало того, что возможные, но было читано и говорено много лишнего, чего по закону бы не следовало говорить. Но если все это отняло много времени, то, по крайней мере, исчерпало, кажется, до дна содержание дела. И вот, наконец, наступает тор­жественная минута, когда вы должны сказать свое слово перед об­ществом.

Можете ли вы на основании представленных доказательств со­творить суд по правде, ограждая вверенные вам интересы общества?

Есть одно чувство, господа присяжные заседатели, которое как бы вставало воочию перед вашими глазами, словно возвышалось над этим уголовным процессом, чувство величественное и гордое — это чувство общечеловеческого равенства, равенства, без которого нет правосудия на земле! Пусть все двенадцать граждан, зани­мающие теперь места присяжных заседателей, проникнутся убеждением, что лишь сознанием равенства всех людей пе­ред законом творится правда, и тогда они безбоязненно, спо­койно отнесутся и к слабым и к сильным мира сего. По­смотрите кругом себя: теперь на наших глазах уже многое из­менилось. Мыслимо ли было несколько лет тому назад, когда еще не существовали уставы 20 ноября 1864 г., чтобы стоящий перед вами Карицкий, полковник, губернский воинский начальник, лицо сильное в небольшом губернском мирке, украшенный всякими знаками отличия, сильный связями и знакомством, был предан су­ду по такому делу? Конечно, об этом и мечтать иногда было бы не совсем удобно. На наших глазах мысль о равенстве людей перед за­коном из области небезопасных мечтаний немногих лучших людей перешла в действительность. Я думаю, что от каждого из нас зави­сит в значительной степени, чтобы убеждение, в которое он верит, проходило в жизнь, конечно, не без борьбы.