Речь по делу Люторических крестьян | Судебные речи - Часть 3

Речь по делу Люторических крестьян

Адвокат Плевако Ф. Н.

В этом положении, где кредитор властвовал, а должник зады­хался, уже не было и помину о добровольном соглашении. Чудовищ­ные контракты и решения доказывают, что управление не соглаша­лось, а предписывало условия; вечно кабальные мужики тоже не соглашались, а молча надевали петлю, чем и завершались и всту­пали в силу свободные гражданские сделки крестьян с их бывшим владельцем.

Не хочется думать, чтобы текст договоров, нами оглашенных на следствии, измышлялся в кабинете графа, а не в конторе немца Фишера. Зная графа Бобринского, как москвича, предводителя здешнего дворянства, тщетно защищал я мысль, что эти неустойки от 50 до 100 процентов на сумму долга, просроченного семь дней, эти условия на землю, отбирающие ее назад с семенами, урожаем и работой, если среди обыденного за это время безденежья не упла­тит долга крестьянин-арендатор и прочее и прочее, — неведомы ему, чужды ему и без согласия его придуманы бессердечным управляю­щим.

Десять лет, из года в год, идут они — одинаковые, разоритель­ные, бесчеловечные условия, и граф не знает их!..

Нет, защитить эту мысль — задача выше моих сил. Нельзя десять лет не знать, что за малейшую неисправность одного под­вергнут штрафу в мою пользу целую общину, нельзя не видеть, что в книги экономии ежегодно вносятся тысячи рублей неустоек, собранные из нищенских копеек, взысканные с крестьянства, — нельзя, нельзя...

Тут вина не кончается человеком, пишущим договоры и тре­бующим по ним, каким является всегда Фишер. Нет, чувство, различающее добро и зло, ясно и вразумительно судит о тех, кто мог, но не хотел положить конец подобному злу.

Я не фразы говорю. Каждое слово мое документально основано. Редкая готовность епифанского съезда мировых судей, выдавшего мне сведения о деятельности мирового судьи Голикова, присуждав­шего с 1866 по 1877 год Фишеру и экономии графа Бобринского долги и неустойки, — дала мне возможность представить вам опись дел — свыше 350.

Из этой описи вы видите, что количество дел в год достигало 54. Погодно и по суммам мы получаем такие итоги: в 1866 году Фи­шер предъявляет всего 2 дела — на 150 рублей; на следующий год — уже 7 дел, и взыскано долгу и неустойки 1542 рубля; в 1869 году — 5 дел и 103 рубля; в 1870 году разыгрывается аппетит Фишера, и он учиняет 51 дело и получает 9937  рублей; в 1871 — 54 дела и 13 032 рубля; в 1872 — 28 дел и 7858 рублей взыскания. В 1873 году настало затишье — рука бьющего устала и учинила только 5 дел и только 1309 рублей взыскано.