Речь по делу Нотовича | Судебные речи - Часть 10

Речь по делу Нотовича

«Когда уголовные громы разразились над головами людей, виновных в том самом, что творится в С. — Петербургско-Тульском банке и в большинстве других акционерных компаний, мы стали на сторону присяжных (как известно, оправдавших обвиняемых по Саратовскому банку)».

Всякий беспристрастный и не лишенный здравого смысла читатель поймет в этой фразе стремление оправдать деятелей Саратовского банка. Наши обвинители сделали из фразы сокращение, отбросивши в начале слово «когда» и в конце, начиная со слов «и в большинстве». Фраза оказалась сразу обидной для С. — Петербургского банка. Мы отстраняем от себя эту выкройку из слов статьи: мы хотим отвечать только за истинное содержание и смысл статьи.

Статья 13 номера оканчивалась словами:

«К оценке деятельности С. — Петербургско-Тульского банка по существу мы возвратимся в следующих номерах».

Это было напечатано 13 января 1889 г.; 14 января появилась первая статья, относящаяся к такой оценке, а 18 была уже принесена жалоба на Нотовича.

Теперь, когда периодическая печать усилилась в числе своих органов, когда она, следуя требованиям времени, с лихорадочной поспешностью должна ответить на запросы дня и отмечать современные явления, читатели привыкли относиться к напечатанному не с рабским доверием, а с критикой. Все понимают, что, в спешной, ежедневной публицистической работе неизбежны промахи и ошибки и в фактах, и в мнениях, и суждениях. Теперь, чтобы оклеветать сравнением, надо иметь малограмотных читателей, а такие статей о банках не читают.

Теперь я приступаю к разбору тех фактов, которые приведены в инкриминируемых статьях.»

Я прежде всего обращусь к выдаче ссуд, явно не соответство­вавших стоимости заложенных имуществ.

«Выдача таких ссуд сама по себе, — говорит Масловский в объяснении на апелляционную жалобу,— без корыстных целей, без подлогов и обманов, без стачек с залогодателями и прочее, состав­ляет не уголовное преступление, а просто действие неосторожное, неблагоразумное» (заметьте — эта неосторожность и неблагоразумие касаются не своего, а чужого, управляемого имущества).

«Преувеличенные оценки и ссуды, доставлявшие банку громадные убытки, имели место только до 1882 года, при прежнем составе правления банка».

«В деле не оказывается никаких доказательств того, чтобы в выдача этих преувеличенных ссуд при прежнем правлении сопровождалась какими-либо обстоятельствами уголовного характера, указанными в обвинительном акте по саратовско-симбирскому делу».

Вместе с тем в опровержении на статью газеты «Новости» настоящее правление банка сочло долгом заявить, что дело Тульского банка стояло в 1882 году накануне «ликвидации и сопряженного с нею полнейшего разорения акционеров». Достаточно сильно сказано!