Речь по делу Лебедева | Судебные речи - Часть 6

Речь по делу Лебедева

Адвокат Хартулари К. Ф.

Теперь мы знаем, что законным блюстителем правил строи­тельного устава, в интересах общественной безопасности, оказы­вается городское общественное управление вообще, а, по отноше­нию к данному случаю, петербургская, городская управа в особен­ности, со своими городскими архитекторами.

Остается, следовательно, только определить характер и сущ­ность техническо-полицейского надзора городских управ за вся­кого рода городскими сооружениями.

Мы имеем перед собою, по сему именно вопросу и по отноше­нию к данному случаю, несколько странные объяснения петербург­ской городской управы судебному следователю, производившему предварительное следствие по делу Лебедева.

Изумленный бесконтрольностью, в техническом отношении, ра­бот Лебедева по сломке здания, столь редкого и серьезного по об­щему отзыву техников, следователь потребовал от городской упра­вы, ведающей техническо-полицейским надзором, разъяснения при­чины такого строгого с ее стороны нейтралитета и упущений в деле технической инспекций по строительной части, которая возложена на нее законом.

На этот вопрос был получен от управы отзыв такого содер­жания: что ни в строительном уставе, ни в обязательных постанов­лениях по строительной части петербургского городского общест­венного управления нет правил о надзоре, со стороны городского архитектора, за сломкой строений и что выданное управой правле­нию общества взаимного кредита  разрешительное свидетельство на сломку здания, предъявленное участковому архитектору, воз­лагало на сего последнего только одну обязанность: чтобы, до на­чала производства работ, место, занимаемое зданием, по Екатери­нинскому каналу, было ограждено забором.

Несмотря, однако же, на действительное отсутствие как в Уста­ве строительном, так и в обязательных постановлениях думы пра­вил, которые непосредственно устанавливали бы обязательность надзора участкового городского архитектора и за сломкою строе­ний, тем не менее нельзя согласиться с упомянутым мнением упра­вы, как явно извращающим общий смысл и значение техническо-полицейского надзора.

Нельзя же, в самом деле, ограничить назначение упомянутого надзора по строительной части, в видах общественной безопасно­сти, строгим техническим наблюдением за одной только построй­кой зданий, а, в случае их сноса, довольствоваться постановкой забора, предоставляя за пределами этого забора тому, кто наме­рен заняться разрушением здания, действовать по своему личному усмотрению.