Речь по делу Люторических крестьян | Судебные речи - Часть 8

Речь по делу Люторических крестьян

Адвокат Плевако Ф. Н.

Но пристав, по словам его. лично к себе не видел ни одного оскорбления, ни одной брани.

Если же среди шумящего люда и раздавались бранные слова, то не судите за это строго: бранное слово — это междометие на­родного языка, без него не обходится не только ссора, но и веселые, задушевные речи. Я думаю, что и первые любовные ласки деревенского парня со своей возлюбленной не обойдутся без креп­кого словца.

Ваше внимание должно остановиться на утверждаемом здесь факте оскорбления старшины.

Прошу вас припомнить, что старшина — сельчанин той же де­ревни. Он одновременно и некоторая власть, а вместе и свой чело­век, родня, сосед обвиняемых. Как старшина, он мог принять за всех повестку, быть представителем юридического лица — деревни. В его показаниях есть места, из которых видно, что он. и никто кроме него, повинен в том. что повестка о вызове в суд была при­нята, а крестьяне не знали ни о суде, ни о решении. Он один наста­ивал на том, что крестьяне должны: но вместе с тем в его доме, в ожидании возврата крестьян из села Бобрик. не в меру другим, опись не производилась.

Не мудрено, что крестьяне смотрели на него, как на ренегата, продавшего и разорившего их, и боялись, что своими, в качестве представителя деревни, действиями он свяжет их и здесь, опять приняв повестку, сделает для них обязательными и непоправимыми все действия пристава.

Крестьяне мешали ему быть их представителем, когда они са­ми хотят вступить в спор со взыскателем. Вот смысл удерживания, хватания его за руки и т. п.

Обвинение было направлено к тому, чтобы признать старшину властью, совместно с приставом приводившей в исполнение судеб­ное решение и в этой должности получившей оскорбление.

Я допрашивал, были ли приглашены старшина и староста при­ставом и исправником? Ответы даны отрицательные и уклончивые. Если же старшина или староста явились не по призыву, а случай­но по своей воле и на них не было возложено никакой доли в исполнение решения, то вопрос меняется.

Представьте себе, что пристав суда взял с собой для исполне­ния решения десять курьеров. Оскорбление одного из них во время исполнения решения — преступное сопротивление.