Речь по делу Лебедева | Судебные речи - Часть 8

Речь по делу Лебедева

Адвокат Хартулари К. Ф.

Но, независимо от всего, Лебедеву приписывается еще явная неосторожность с неожиданными для него последствиями.

В этой части обвинения Лебедева нельзя не заметить прежде всего логического противоречия, так как при явной, следователь­но, очевидной, неосторожности, немыслима неожиданность послед­ствий. Нельзя, например, считать неожиданным взрыв порохового погреба, когда в него входят с огнем, или же, подкладывая горю­чий материал под строение, признавать неожиданным пожар...

Не указывает ли нам такое логическое противоречие в самой формулировке обвинения на его неустойчивость?!

Наконец, говоря о явной или очевидной неосторожности в дан­ном случае, необходимо предварительно доказать, что обвиняемый или сам сознавал неправильность своих действий, или же на эту неправильность ему указывали другие, предупреждая о могущих быть вредных и пагубных последствиях, а он пренебрег такими предупреждениями и продолжал действовать. Но всего этого, по обстоятельствам дела, не обнаружено, а, напротив того, доказано, что разбор злополучного купола представлялся, по личному убеж­дению подсудимого, делом обыкновенным, не внушавшим никаких опасений в будущем за ужасные последствия.

Однако же окружной суд усматривает такую явную неосторож­ность со стороны подсудимого в том, прежде всего, что уже самая особенность в архитектурном отношении здания «Панорамы» явно говорила ему о безусловной необходимости иметь для сноса такого здания специальные, технические знания, которыми он не обладал, и, наконец, что о трудности работ, принятых на себя Лебедевым, он был предупрежден сыном строителя — архитектора Людвига Фонтана, Альбертом Фонтаном.

Неосновательность первого из доводов суда, что обвиняемый, приступая к работам, должен был сознавать невозможность их ис­полнения без содействия техника, явствует из личных соображений Лебедева, как простолюдина, а именно: «Что не воспрещено, то значит возможно», и что если бы здание «Панорамы» действитель­но представляло собой какие-либо особенности в техническом от­ношении и могло угрожать общественной безопасности, при его сносе обыкновенным способом, то на это обстоятельство, несомнен­но, было бы обращено его внимание той властью или учреждением, которое ведает надзором за возводимыми и разрушаемыми зда­ниями и имеет право во всякое время останавливать производство работ.