Речь по делу Гулак-Артемовской | Судебные речи - Часть 10

Речь по делу Гулак-Артемовской

Адвокат Жуковский В. И.

Притом, по свойству социальных отношений, в которых большинство нас обращается, вопрос такой представлялся бы иногда щекотливым человеку, даже не находя­щемуся на скамье подсудимых. Откуда средства у такого-то? На­следники трехмиллионного состояния обратились к нему с прось­бой поделить между ними наследство. За раздел он получил 50 тысяч рублей. Можно сказать: дели и царствуй. Откуда сред­ства у такого-то? Он был учредителем акционерного общества, ко­торое, хотя и лопнуло в ущерб акционерам, но учредителю остави­ло состояние. Откуда средства у нее, обвиняемой в подлоге? Она кончила курс в Смольном институте, получила прекрасное светское образование, но весьма малую сумму знаний и еще меньшую сум­му трезвых мыслей. По окончании курса она скоро вышла замуж. Брачная жизнь не удалась. Почему? Не знаю. Но об этом не при­нято допрашивать даже в канцелярии судебного следователя. Разойдясь с мужем, она приехала в Петербург и, пользуясь свои­ми связями, выхлопотала себе, как указал вам прокурор, концес­сию на золотой прииск. Возвратясь из Сибири с небольшими сред­ствами, она по своим связям и внешним дарованиям легко окру­жила себя обществом. Судя по показаниям Полевого, она подку­пала всех своими внешними дарованиями, быть может, находчиво­стью и наблюдательностью. И вы действительно видите, что она умела различать людей: Пастухова она прочила в мужья, а Поле­вого в режиссеры. В Петербурге весьма трудно окружить себя об­ществом по выбору. По легкомыслию она попала, между прочим, и в среду практических людей, которые умели воспользоваться ее дарованиями в дурную сторону. Она была со связями. Ей указы­вали на то, что в присутственном месте лежит дело, которое легко было бы направить, если бы на него обратили внимание, что она могла бы помочь, и ей, само собою разумеется, были бы очень благодарны.

Это подает повод прокурору представить ее в виде русалки, которая затягивает в воду и свидетелей обвинения, и свидетелей защиты, и высокопоставленных лиц, и целое здание кассационного сената. По воде идут круги, а прокурор в глубоком раз­мышлении изумляется глубине общественной язвы. По его мнению, она врывается даже в совесть судей, а я замечу, что совесть судей не должна быть продажна и доступна проискам женщины. Я на­деюсь, господа присяжные заседатели, что вы не поставите в вину подсудимой всего того, что ставит ей прокурор. Она, без сомне­ния, вынесет горький урок из настоящего дела, и я позволяю себе думать, что вы этим уроком и ограничитесь.

Описание дела
Приговор судей