Речь по делу Булах | Судебные речи - Часть 14

Речь по делу Булах

Адвокат Плевако Ф. Н.

А когда один из архипастырей во что бы то ни стало хочет увидеть аскетку-благотворительницу, Бу­лах становится между ним и дверью и озадачивает его своими ка­ноническими познаниями: «Отец, — говорит она ему, — девушка больна и полураздета, а кормчая не дозволяет монаху видеть об­наженное женское тело! ».

Болезнь Мазуриной могла быть задержана; дать или обратный ход, к лучшему, или, медленнее развиваясь, на многие годы сохра­нить в ней разумные человеческие способности.

Но если сношения с миром прерваны, родственники устране­ны и, видимо, примирились с этим, — к чему стремиться к здо­ровью, а, следовательно, и к такому состоянию Мазуриной, когда она может требовать назад своего или, если и не требовать, то соз­нательно укорять ее, Булах, за измену делу? Пусть идет своей до­рогой разрушающий девушку недуг. Не мешать, а, наоборот, очи­щать ему путь, чтобы шел он торжественно и быстро к полной по­беде над своей добычей — вот что стало мечтой и делом Булах.

Я боюсь верить более убийственным замыслам Булах, но зато в данном поступке убеждаюсь рядом мыслей и выводов из слы­шанного нами.

Когда дело шло о захвате состояния Мазуриной, сколько тру­дов на соблюдение форм и обрядов закона, сколько семейных сове­тов употребила Булах!

А когда заболела Мазурина, когда наступил долг позабо­титься о ней, пригласить тех, кто силой науки мог бы помешать враждебным силам недуга, — хоть бы одно слово в Питер и тому же советнику своему по делам, чтобы он указал сведущих людей, чтобы обратиться к их помощи!

Сколько заботливости и мер для того, чтобы злоприобретенное закрепить за своей семьей; сколько решительных мер, чтобы остаться безнаказанной, когда началось дело, спасти деньги от иска опеки Мазуриной, мер, с точки зрения цели, разумных и действи­тельных!

А когда заболела Мазурина, у Булах не промелькнуло мысли, что нужна медицинская помощь, что обстановка, в которой живет та, — убийственна, нравственная атмосфера — невыносима. Не умела са­ма ухаживать — вспомнила бы, что есть дома для подобных боль­ных: не хотела сама — дала бы знать родству, которое и теперь сво­им попечением утешило и, видимо, уменьшило болезнь несчастной.

Наоборот, систематично, бездушно соединено все, что сокра­щает период разрушения больного ума, устранено все, что, питая и поддерживая силы, отдаляет конечную гибель.