Речь по делу Булах | Судебные речи - Часть 17

Речь по делу Булах

Адвокат Плевако Ф. Н.

А безумный? Какая скорбь для его друзей созерцать, как образ разумного создания на их глазах превращается в юродствую­щее, скотоподобное существо! Какое отчаяние для веры в бессмерт­ное и духовное достоинство личности, когда вчерашний наш брат по разуму и чувству здесь, в мире очевидности, перестает быть че­ловеком, не переставая быть чем-то.

А если безумный иногда на минуту возвращается к сознанию или, наконец, от частных переходов от боли к моментальному посветлению, в быстро бегущие мгновения последнего, знает, что оно преходяще? Какую адскую муку должен он испытать!

Помните у Шекспира сцену тени отца с сыном, Гамлетом? На краткий срок уходит он из мира небытия в мир живых на­дежд, чувств и упований. Он спешит скорей-скорей насладиться созерцанием любимого сына и сказать ему все то, что тяготит его душу... Но вот поет петух, утренний, предрассветный ветерок возве­щает наступление восхода солнца, и тень спешит назад, в ужасный мир небытия и сени смертной...

Не то же ли и с безумными? Заговорить вновь человеческим языком, зажить человеческим чувством и знать, что сейчас, сейчас опять — возврат в пучин), худшую смерти, шаг назад из царства разума и духа в царство неразумного и скотского прозябания!

Подсудимая, вы знали, что вы делали, но вы сознательно при­несли право ближнего на его жизнь в жертву вашей ненасытной жажде обогащения. И мы, посаженные глубиной вас охватившего порока, не боимся прегрешения, призывая закон отмщения на вашу голову!

И нам дадут его, дадут перед вашим удивленным взором!

Знаю я, что непонятно вам все то, что совершается, и торжест­вую, ибо это начало казни вашего злобного духа!

Вы жили упованием, что сила — в богатстве; вы думали, как говорит поэт, что «перед златом гнется копье стальное правосудия», и вдруг, — о, чудное зрелище! — вы, владетельница несметного достояния — на скамье позора! Вас не спасли ни лживый почет, ни сила ваших связей!

А она, нищая и обезличенная, не могущая промолвить слова, стоит перед вами, как личность, имеющая право, правда, не сама, — ей, благодаря вам, этого уже не придется сделать, — но стоит, представляемая мной, пришедшим говорить за нее.

Расставаясь с местом и уступая его тем, кто будет говорить после меня, я хочу бросить еще одно последнее, сравнительное, со­ображение по делу.