Речь по делу Булах | Судебные речи - Часть 5

Речь по делу Булах

Адвокат Плевако Ф. Н.

Дитя привязалось бы к бабушке, но эта, послед­няя, принявшая ребенка в дом не с первых дней его появления на свет и к тому же по натуре холодная женщина, не сумела привя­зать к себе ребенка: сердце, искавшее любви, было одиноко и рва­лось к другому сердцу.

И вот в эту-то пору ребенок поступает на руки Булах. Его до­селе не удовлетворенное ласками прислуги сердце кидается навстре­чу новому лицу; а это лицо, путем исполнения долга учительницы и воспитательницы, захватывает все потребности молодой души.

Пусть Булах руководило здесь только расчетливое и вместе отчетливое исполнение своей службы, пусть любовь и сердечность отсутствовали: ребенку этого не понять. Предубеждение, что ин­стинкт открывает дитяти теплоту или сухость тех, кто его ласка­ет, — неверно. Чистые сердцем всюду видят то же согласие между делом и намерением, какое живет и в их душе...

Теперь рядом поставим Булах и по отдельным чертам, уцелев­шим от ее прошлого, восстановим и ее облик.

Оставшись вдовой и поместившись в Москве для приискания занятий, Булах сразу оказалась натурой, ищущей прежде всего выгоднейшего приложения своего труда: стоило ей дать сравни­тельно более, чем получала она в данном месте, она переходила на новое. Нельзя же предполагать, чтобы в том, доселе почтенном московском купеческом семействе, где ее застает Филиппов, она была обделена или дурно содержима. Это была, одним словом, на­тура, ищущая, где лучше ей жить, и для этого пренебрегающая при­вычками и привязанностями.

Если же, подобясь историкам и социологам, объяснять на­стоящее, пользуясь указаниями прошлого, и наоборот, то из после­дующих данных, припомнив гордый и властный, не знающий состра­дания и прощения характер Булах, мы можем сказать, что, поступив к Мазуриной, подсудимая не руководилась желанием более ей подходящего места: поддаваясь временно необходимости — «мелким бесом унижаясь перед родней Мазуриной» — обеспечивать себе прочность положения, Булах не желала и не могла долее оставаться в бездействии, а всякий момент времени, когда это могло предста­виться надежным, она стремилась устранить принижающие ее пре­пятствия и достигнуть высшей роли сравнительно с ролью наем­ной и вечно зависящей от каприза родственников Мазуриной ин­теллигентной слуги дома.