Речь по делу Замятниных | Судебные речи - Часть 11

Речь по делу Замятниных

Адвокат Плевако Ф. Н.

Думаю, что фактически вопрос этот доказан, что все вы убеж­дены в неправильности векселей и что вопрос этот следует разре­шить согласно с моим ходатайством.

Факты неопровержимы, и их отвергать бесполезно. Смею ду­мать, что векселям этим произнесен смертный приговор, что деньги никогда не получатся из той могилы, откуда не могут извлечь их поверенные целого света.

В этом отношении я ничего не боюсь, но мне было бы больно, если бы, внутренне сознавая, что векселя неправильны, руковод­ствуясь каким-нибудь посторонним побуждением, вы ответили на этот вопрос отрицательно, потому что суд есть самое светлое учреж­дение нашей страны: суд помогает человеку сознавать свою ошиб­ку, не дает ему эту ошибку довести до конца; заставляя его отве­тить за те поступки, которые он уже совершил, не покровительству­ет ему, однако, в преступных деяниях и прощает человека, достой­ного милости.

Факты отвергать нельзя: снятой головы к плечам не приста­вишь.

В делах подлога, в делах насилия, если мы видим, что подсу­димый действительно желает воспользоваться неправильными до­кументами, — отвергая факт, присяжные как бы говорят: позволяем тебе подложные акты считать за настоящие, благословляем на такие поступки, весь твой нравственный грех принимаем на свою совесть!

Дорожа судом, где я провожу свою жизнь, мне было бы боль­но встретиться с такими фактами.

Пределы нам даны, я их не касался: к великому моему сча­стью, я имел право не касаться уложения о наказаниях; я шел даль­ше — я указывал вам факты, значительно смягчающие вину подсу­димого.

Если нет свидетелей преступления и если по вашему нравствен­ному убеждению обвинять человека в подлоге документов нельзя, то никто не может лишать вас принадлежащего вам права помило­вать его.

Если бы явилось сомнение относительно того, точно ли все так произошло, как нам говорят, то, я думаю, нужно поставить вопрос таким образом: если сомнительно, как произошли эти неправиль­ные документы, то зачем отягощать свою совесть сомнением? За­чем не оказать милость такому человеку?

Председатель в своем последнем слове, вероятно, скажет вам, что всякое сомнение толкуется в пользу подсудимого. При таком положении дела вам легко быть справедливыми, не позволив толь­ко человеку взять то, что ему не принадлежит.