Речь по делу Замятниных | Судебные речи - Часть 4

Речь по делу Замятниных

Адвокат Плевако Ф. Н.

Если бы отношения между ними не дошли до известной сте­пени короткости, то в словах Марии Алексеевны было бы много правды; разбивать эту правду пришлось бы с большим трудом.

Но раз она говорит, что «спозналась с ним», то такой человек, как Курбатов, после этого нелегко изменяется. Женщина, которая имела полную свободу идти с ним к венцу и которая отдалась ему до свадьбы, — такая женщина, прежде чем он решится назвать ее своей женой, всегда заставит подумать: если она легко отдалась мне, то, почем знать, как жила до встречи со мной? Молодой че­ловек, если полюбит женщину, то не задумывается жениться на ней, каково бы ни было ее прошлое: пожилой же — нескоро на это решится.

Раз Мария Алексеевна не отрицает своих близких отношений к Курбатову, — она сама себе произносит приговор, она созна­лась, что о будущем браке он с ней не говорил. И действительно в отношениях их мы подтверждения этому не находим.

Правда, он приглашал ее к себе, они вместе посещали общих знакомых...

Здесь были свидетели, которыми мы могли проверить эти слова.

Так, свидетель Четвергов показал, что Мария Алексеевна бы­ла у него на вечере в числе других знакомых. Но они бывали не вместе, не как жених с невестой, — это две вещи разные. Другое де­ло, если бы Курбатов, приехав с Марией Алексеевной, прямо ска­зал, что это — его объявленная невеста, если бы он привозом ее оглашал их будущий брак; но мы знаем, что этого не было.

Из свидетельских показаний видно, что, судя по их обраще­нию, никто не подозревал их близких отношений. Напротив, при известных отношениях приличие наружно соблюдается тем строже, чем свободнее оно внутри.

Объяснения Замятниной, что Курбатов хотел вступить с ней в брак, лишены всякого основания. Это подтверждается показания­ми близких знакомых Курбатова, которые ничего об этом не слы­шали. То обстоятельство, что Мария Алексеевна бывала в ложе у Курбатова, посещение общих знакомых объясняются, в сущно­сти, весьма просто: Мария Алексеевна вела свои торговые дела на­столько крупно, настолько видно, была такой значительной негоцианткой известного торгового дела, что поэтому, конечно, вхо­дила в сношения со многими лицами купечества, которые смотрели на нее, как на одну из своих добрых знакомых.