Речь по делу Нотовича | Судебные речи - Часть 8

Речь по делу Нотовича

Затем статья приводит сведения об убытках банка от продажи оставшихся за ним домов, переходит к указаниям на неправильные операции и оценку принадлежащих банку процентных бумаг, насколько это известно из отчетов банка, к указаниям на то, в чем сами обвинители не усматривают клеветы, и оканчивается следующими словами:

«Желательно, — пишут нам, — чтобы в общее собрание явилось возможно большее число действительных акционеров, чтоб не дать одному крупному акционеру, хотя бы и заложенных акций, добиться отчисления высокого дивиденда в личных его видах».

Вот истинная цель и существенный вывод всей статьи. Ни в каких уголовных злонамеренностях статья не обвиняет С. — Петербургско-Тульский банк; сравнение его с Саратовским не простирается на все ге преступления, которые указывались в обвинительном акте Саратовского банка. Напротив, даже возвышенные ссуды и отчисление преувеличенных прибылей на первое время, в чем собственно и заключалось сравнение, оправдываются необходимостью под условием остановки вовремя. Статья имеет целью обратить внимание разрозненных акционеров на предстоящее определение дивиденда и воспрепятствовать неосторожному исчислению прибылей. Характер статьи спокойный и сдержанный, и она не представляет и намека на какую-либо клевету, так как огорчающее наших обвинителей сравнение с Саратовским банком забывается и теряется при чтении всей статьи, возбуждающей и обсуждающей вопросы, имеющие лишь частичное отношение к одной и отнюдь не главной доле деятельности Саратовского банка. Ни о какой Ново-Никольской даче, так много фигурировавшей в Саратовском банке, ни о каком позаимствовании на личные нужды из запасного и основного капиталов, ни об употреблении представителями банка ценностей банка на их личную биржевую игру, — ничего в этой статье не говорится. Поэтому и сравнение не может простираться на все те злоупотребления, которые существовали в Саратовском банке и на которые не указывалось относительно С. — Петербургско-Тульского банка.

Последняя инкриминируемая статья «Новостей» есть, собственно, полемическая статья против газеты «Новое Время».

«По некоторым случайным обстоятельствам,— говорится в статье, — мы уже пятый день остаемся в долгу перед «Новым Временем». Дело идет о любовном вмешательстве этой газеты в наши разговоры с правлением С. — Петербургско-Тульского банка».

Я прошу обратить внимание, что статья эта напечатана 13 января, следовательно, до возбуждения дела о клевете, когда Нотовичу или автору статьи не было надобности оправдываться в том обвинении, которое было предъявлено позже.

Объясняя, какую услугу оказывает правлению С. — Петербургско-Тульского банка нововременская заметка, газета обращается к ста­тье, напечатанной в № 354, и выражается таким образом:

«Характеризуя общие условия действий земельных банков, построенных на акционерном начале, мы сказали: С. — Петербургско-Тульский банк и его операции то же самое, что Саратовский банк и его операции». Итак, вот как сама газета определяет смысл своего сравнения, употребленного в статье № 354. «Характеризуя общие условия действий земельных акционерных банков», газета сделала сравнение двух банков, а не с целью приписать Петербургскому банку те же и такой же важности преступления, какие возводились на Саратовский банк. Так оно и было, как вы видели, при разборе всего содержания статьи № 354.