Речь по делу Булах | Судебные речи - Часть 2

Речь по делу Булах

Адвокат Плевако Ф. Н.

Она много знала, могла этим знанием добывать себе честный кусок хлеба.

И они встретились.

Настало время учения, родственники Мазуриной пригласили к ней подсудимую. Началась священная связь воспитательницы и питомки, эта учила, та училась.

И вот, когда курс учения кончился и данный богом талант Ма­зуриной дошел до того предела, который соответствовал взглядам руководительницы, она, гордая своим успехом, потребовала платы, заплатив которую ученица осталась нищей...

Что же она взяла и что дала?

Было у Мазуриной прекрасное состояние, обеспечивавшее спо­койную жизнь, — его взяла Булах, взяла до последней крохи. У Ма­зуриной были молодые силы и умишко, — их не взяла Булах, пото­му что в уме не нуждалась, — у нее своего довольно, как гордо заявила она в своем литературном труде, вчера здесь прочитанном, — а молодые силы не передаются от лица к лицу. Но эти силы и этот ум мешали Булах, — и она растоптала, уничтожила их; а когда довела ее до потери разума, когда довела ее до состояния мумии, мычащего подобия человека, разбила, растоптала живую душу, — она признала курс учения конченным, а себя — правомерной и законной обладательницей того, чего не нужно более ее воспитаннице...

Опытная, глубоко проникающая в жизнь, Булах знала, что мир завистлив к быстрому обогащению, что, как пес, лающий на татя, пробирающегося к чужой сокровищнице, огрызается мир на всякое незаконное присвоение чужого. Она бросила этому миру подач­ку, — бросила два куска, в образе двух чужими руками созданных заведений любви и милости, и пока, обнюхивая и смакуя добычу, мир прервал свое ворчание, — одетая в тогу благотворительности, окруженная почетом, Булах не дремала: казнохранилища Мазури­ной опустели, а у Булах, — и не только у нее, но и у всех ее присноблизких, — воздвигнулись богатые хоромы, а в них закрома... И наполнила она их казней через край, захватив, без всяких прав, чужое добро, чужое достояние.

История этого превращения богатой питомки в нищую, а бед­ной гувернантки в богачку и составляет преимущественное содер­жание дела. В обвинительной речи прокурора эта история освещена лучами света правды подзаконной, и мы видим, какую длинную, и черную тень кидали от себя факты из жизни подсудимой.