Речь по делу Замятниных | Судебные речи - Часть 6

Речь по делу Замятниных

Адвокат Плевако Ф. Н.

Но если даже Курбатов и смотрел бы на свои отношения к Марии Алексеевне, как на подлежащие оплате, то даже и тогда он не мог бы дать за них такого чудовищного вознаграждения: за такие деньги покупаются женщины известного рода, любви кото­рых добиваются многие, когда одни лица стараются перебить лю­бовь у других, одним словом, такие деньги платят за модный то­вар. Это имеет известное значение тогда, когда мужчина во что бы то ни стало хочет сделать женщину своей, — тогда не жалеют де­нег, тогда действительно платят сотни тысяч...

Платят деньги еще и в других случаях: когда последствием отношений к женщине являются дети; тогда, чтобы не поставить женщину в трудное положение, чтобы дать ей возможность не за­висеть от других, чтобы дать возможность воспитывать детей, поря­дочные люди платят большие деньги.

Но мы знаем, что Мария Алексеевна умела устроить свои отношения к Курбатову таким образом, что даже самые прибли­женные к ней люди отрицали существование этих отношений; зна­ем также, что никаких последствий этих отношений не осталось, и, следовательно, видим, что Курбатов не имел никакого основания выдать ей за прошлую связь 100 тысяч рублей.

Если допустить, что векселя на эту сумму были ей выданы несколько лет тому назад и потом, после ее брака с Замятниным, были переданы ее мужу, то, мне кажется, нашелся бы случай обна­ружить эти векселя, когда отношения между Курбатовым и Замятниной прекратились, когда он, по ее словам, охладел к ней; она, оскорбленная холодностью, могла бы обнаружить векселя.

Между тем до 13 марта никто о них ничего не знает...

Получив их по бланковой надписи, Замятнин по наступлении срока мог ими воспользоваться. Раз ему показалось неловким обна­ружить векселя раньше и предъявить их до истечения срока, когда никто не знал о существовании их, то почему он нашел возмож­ным после 13 марта представить их к учету в банк? Ему легче бы­ло сделать это раньше, пока векселя не были еще просрочены, или же требовать, чтобы Курбатов уплатил ему по этим векселям день­ги, если они самому ему были нужны.

Ничего этого сделано не было. Вот почему я думаю, что выда­ча документов на 100 тысяч рублей ничем не доказана.

Если векселя, как показывает Замятнин, уже несколько лет находились у них, то неужели бы не нашлось ни одного свидетеля, который бы об этом знал?