Речь по делу Маргариты Жюжан | Судебные речи - Часть 11

Речь по делу Маргариты Жюжан

Адвокат Хартулари К. Ф.

Упомянутый донос, известного уже вам, присяжные заседатели, содержания, не мог, очевидно, не возмутить полковника Познанского, так как он касал­ся чести семьи и, отчасти, его служебной карьеры; но, по мнению моему, донос этот был второй первоапрельской шуткой и таковой же признан полицейскою властью, ограничившейся производством только негласного дознания об опасном мальчике, который со свои­ми сверстниками уже три месяца как занимается приготовлением какого-то страшного яда.

По получении доноса, полковник Познанский, воображение ко­торого воспламенилось под влиянием и негодования, и страха, в сво­их поисках за автором доноса видит во всякой вещи, во всяком, по-видимому, ничтожном прошедшем факте, не имевшем прежде в его глазах, никакого смысла, доказательства несомненной виновно­сти Жюжан не только в составлении доноса, но и в отравлении сына.

Правда, экспертиза почерка признала, что, при сличении пи­сем Жюжан с почерком доноса, сходство их заключается только в отдельных буквах, а также в подчеркивании отдельных слов, а при сличении надписи на конверте доноса, адресованного на имя бывшего градоначальника Трепова, с такой же, написанной Жю­жан по приказанию судебного следователя: обнаружено их взаим­ное сходство; но не следует, однако же, упускать из виду, что улики посредством почерка во многих случаях бывают весьма об­манчивы, так как почерки у разных лиц бывают сходны вследствие того, что лица эти учились писать у одного и того же учителя или намеренно подражали друг другу. Вот почему, если бы даже допу­стить сходство почерка Жюжан с почерком анонимного письма, по­добное сходство едва ли может быть признаваемо за доказательст­во того факта, что анонимное письмо написано именно обвиняемой, тем более, когда удостоверение экспертизы основывается лишь на некоторых общих приемах письма подсудимой с теми, какие заме­чены в анонимном письме.

Я не стану утомлять внимание ваше, господа присяжные засе­датели, повторением доводов, какие уже были приведены мною во время производства судебного расследования в подтверждение неосновательности экспертизы. Достаточно напомнить, что экспер­тиза почерка нашла сходство анонимного письма с письмами обви­няемой, признавая сходство трех букв из тысячи, которые попада­ются в письмах Маргариты Жюжан, несмотря на то, что буквы эти и по характеру своему, и по роду принадлежат к разным по­черкам.