Речь по делу Маргариты Жюжан | Судебные речи - Часть 14

Речь по делу Маргариты Жюжан

Адвокат Хартулари К. Ф.

Проследим, однако же, как действовала эта умная и хитрая, по словам товарища прокурора,  женщина при самом отравлении Н. Познанского и как она выполнила заранее составленный и обду­манный ею план для совершения преступления...

Имея полнейшую возможность отравить покойного при первом приеме лекарства и тем возбудить предположение, что отрава по­следовала от ошибки аптеки, смешавшей медикаменты, так как в ней приготовлялось для семейства Познанских одновременно не­сколько лекарств, в том числе одно с морфием, Маргарита Жюжан дает отраву в последнем, шестом приеме. Но мне возразят, что позднее отравление следует объяснить отсутствием у подсудимой морфия, который она могла похитить у Познанского лишь нака­нуне самого отравления, вечером. Неосновательность подобного предположения обнаруживается из взаимного сопоставления следую­щих обстоятельств. Морфий постоянно хранился, по показанию полковника Познанского, под ключом в его спальне, и весь вечер накануне отравления свидетель безвыходно находился в этой ком­нате, из которой отсутствовал временно, когда, вместе с сыном, свидетелем Польшау и М. Жюжан, должен был перейти в столовую для ужина, и потом с теми же лицами возвратился в спальную об­ратно, где оставался до следующего дня. Далее, если подсудимая была настолько тактична и сообразила не только все свои действия, которыми обусловливалась возможность совершения преступления, но и обдумала заранее все средства к сокрытию следов этого пре­ступления, то почему она на следующий же день, при общем недо­умении о причине скоропостижной смерти Николая Познанского, сама заявляет родителям и знакомым покойного, что давала по­следний прием лекарства, и, наконец, почему обвиняемая не унич­тожила самой склянки с лекарством, а, напротив, поставила ее в комнате покойного на таком видном месте, что склянка эта была немедленно замечена. Эта склянка послужила одним из главных доказательств того, что смерть Николая последовала от отравле­ния морфием?! Такого рода действия подсудимой, поражающие своей необдуманностью, еще ничто в сравнении с поведением Мар­гариты Жюжан в квартире Познанских со дня смерти покойного до дня его погребения. Вот что передавали нам по этому поводу свидетели. Лишь только свидетель Бергер сообщил обвиняемой о смерти Н. Познанского, как она поспешила в квартиру Познан­ских, настолько подавленная известием, что Бергер решился сопро­вождать ее на извозчике. По прибытии в квартиру покойного Жю­жан уже не покидает ее и проводит все дни в кругу несчастного семейства, разделяя его горе. Во время панихиды она стоит у гроба покойного и усердно молится об упокоении его души, а остальное время просиживает в той комнате, в которой умер Николай Познанский.