Речь по делу Маргариты Жюжан | Судебные речи - Часть 3

Речь по делу Маргариты Жюжан

Адвокат Хартулари К. Ф.

Согласитесь, господа присяжные заседатели, что ввиду всех этих фактов уместны только два предположения: или М. Жюжан представляет собою, в антропологическом отношении, какое-то исключительное, феноменальное явление с таким самообладанием и с такою железной волей, каких не знавали самые закоренелые убийцы, стяжавшие себе на этом поприще историческую извест­ность, или же подсудимая невиновна... Но как доказать это?

Жертва ли простой случайности, самоубийства или умышлен­ного и хитро задуманного преступления... Николай Познанский унес, к сожалению, с собою в могилу все то, что могло пролить свет на многие темные обстоятельства и на отдельные личности, пародирующие в этом процессе в качестве обвинителей или свиде­телей, которые, благодаря господствующему полумраку, представ­ляются нам далеко не такими, какими должны быть в действитель­ности...

Напрасно мы станем вдумываться в события, предшествовав­шие и сопровождавшие смерть Н. Познанского, напрасно мы будем внимательно всматриваться в людей, окружавших покойного при его жизни, которые ныне, вследствие ссылки на них родителей умершего, явились в суд, чтобы показаниями своими подтвердить общее семейное подозрение виновности подсудимой! Ум оконча­тельно отказывается соображать, а самые утонченные психические анализы не дают для совести никаких положительных результатов и никакой возможности наметить истинного виновника преждевре­менной смерти Николая Познанского! А между тем обвинение в этом ужасном преступлении  продолжает  тяготеть  над головою подсудимой, и неосторожно брошенное в нее подозрение подхваты­вается прокурорскою властью, которая поспешно возводит его на степень бесспорного факта, не останавливаясь при этом ни перед средствами, ни перед выражениями!

Перемешивая нравственные улики с побочными обстоятельст­вами, вовсе не идущими к предмету обвинения, прокурорская власть беспощадно врывается в сокровенные тайники прошлого Маргариты Жюжан, выбрасывая оттуда перед глазами вашими весь тот скарб давно забытых, ветхозаветных интриг старой девы, которыми скорее можно доказать легкомысленность обвиняемой, нежели ее участие в отравлении Н. Познанского...

И такой позор и страдания подсудимая обязана выносить за одно предположение в виновности?!