Речь по делу Островлевой и Худина | Судебные речи - Часть 5

Речь по делу Островлевой и Худина

Адвокат Спасович В. Д.

Измените малую толику в обстановке дела, например, допу­стите, что доказана цель, зачем Худину нужно было ехать на Ла­хту, тогда объяснение приобрело бы высокую степень правдоподобия и тогда вы бы не затруднились признать нанесение ран в аффекте и затем грабеж или, может быть, присвоение чужой собственности. Если, хотя в одном из седоков вы признаете намерение ранить или убить, чтобы похитить, вы дадите утвердительный ответ по перво­му вопросу, но этот ответ, если и решит участь главного действую­щего лица, Худина, то нисколько не решит участи Островлевой. Вслед за первым вопросом, о событии преступления, безотноси­тельно к виновникам должен быть поставлен второй: было ли пре­ступление деянием каждого из них, а, следовательно, было ли оно деянием Островлевой. Вы необходимо должны будете вникнуть в то: оба ли участвовали и в одинаковой ли степени? Какова была до­подлинно та связь, которая соединяла их в одном и том же пре­ступном деле?

Проследим этот трудный вопрос в границах известного. Островлева была, несомненно, с Худиным заодно, когда водила ло­шадь на Конную площадь, даже когда не допускала Андреева в конюшню, где хранилось поличное: лошадь и пролетка. Раньше укрывательства и отчуждения краденого имело место похищение, но в нем, по удостоверению самого потерпевшего Савина, участвовал один только Худин. До похищения вещей имело место нападение на Савина. Если даже допустить, что женщина хватала Савина за во­лосы, то это не доказывает, чтобы она была главное лицо, чтобы она с ним действовала по предварительному уговору и соглашению. Когда несколько лиц действуют по соглашению, то различаются голова, которая дело задумала и подняла на него других или так называемый подстрекатель и рука, которая исполняла дело. Нака­зание для тех и других одно, но под условием, что они сговори­лись; если же они не сговорились, то каждый отвечает только за ту часть общей работы, которую он сам совершил. В настоящем де­ле есть обстоятельство маленькое, но веское, обнаруживающее, что женщина не была подстрекательницей Худина и даже, что сомни­тельно, было ли между ними соглашение; это слова, влагаемые Худину в уста Савиным: «Что же ты смотришь? ». Этого зова жен­щина послушалась, значит, одолеть Савина помогла.