Речь по делу Маргариты Жюжан | Судебные речи - Часть 6

Речь по делу Маргариты Жюжан

Адвокат Хартулари К. Ф.

Но кроме этих, так сказать, общих сведений, сообщенных суду свидетелями, для заключения о действительном существовании лю­бовной связи между Жюжан и Николаем Познанским, существуют еще некоторые особенности, переданные няней Рудневой и горнич­ной Яковлевой, как имеющие более точное и определенное значение.

Необходимо обратить внимание ваше, господа, на следующее обстоятельство, характеризующее эти два последних показания с точки зрения их достоверности, как судебного доказательства по настоящему обвинению.

Руднева и Яковлева дважды показывали у судебного следова­теля относительно любовной связи подсудимой с Николаем Поз­нанским, и оба эти показания резко отличаются одно от другого. Так, на первом допросе они заявляли, что не знают никаких фак­тов, подтверждающих существование интимных отношений, а на втором — даже говорят о каком-то сознании, сделанном будто бы по этому предмету самою Жюжан, и упоминают при этом о рубахе с оторванным передом, на котором находились следы полового сближения. Такая разница между первыми и вторыми показания­ми Рудневой и Яковлевой объясняется особыми условиями передо­проса означенных лиц, произведенного судебным следователем по требованию самого полковника Познанского, которому сообщены были известного уже вам содержания письма Маргариты Жюжан из тюрьмы, причем проект новых вопросов, предложенных следова­телем Рудневой и Яковлевой, был составлен самим полковником Познанским, просившим следователя поставить свидетелей под угрозу будущей присяги... Не следует также упускать из виду, что в конце каждого из показаний, данных при таковых условиях Руд­невой и Яковлевой, встречаются прибавления, не имеющие никакой связи с их показаниями, но заключающие в себе отзывы о самой Познанской.

Независимо от некоторой вынужденности означенных показа­ний, они, сверх того, в существе своем неосновательны и ложны. Из показания, например, самого полковника Познанского, доктора Николаева и студента Алексея Познанского видно, что покойный Николай Познанский страдал таким органическим пороком, кото­рый мешал сближению его с женщинами вообще. Таким образом, ввиду уже этого одного обстоятельства показания Рудневой и Яковлевой о существовавшей любовной связи представляются вы­мышленными и ложными.