Речь А. И. Урусова в защиту Дмитриевой по делу Дмитриевой и Каструбо-Карицкого | Судебные речи - Часть 20

Речь А. И. Урусова в защиту Дмитриевой по делу Дмитриевой и Каструбо-Карицкого

Адвокат Урусов А. И.

Я разобрал содержание главных противоречий в показаниях Дмитриевой и Карицкого в их историческом порядке. Я старался осветить внутренний смысл этих противоречий. Не знаю, насколько удалось мне сообщить вам мое убеждение, но мне кажется, что эти противоречия ярко освещают характеры действующих лиц, а узнав характер человека, мы получаем понятие о его действиях и гово­рим, что такое-то действие в его характере. Конечно, Карицкий рас­считывает на недостаточность прямых улик, но время формальных доказательств прошло. Систематическая ложь подсудимого также улика, которая иной раз гораздо убедительнее, чем свидетель с его присягой, произнесенною одними устами. «Характер человека есть факт, — сказал вчера наш уважаемый сотоварищ по защите, достой­ный русский адвокат и ученый, — самый важный факт, который об­наруживается на суде». Эти слова указывают на то значение, кото­рое придается судом личной явке подсудимого перед присяжными. Как бы ни скрытен был человек, он себя выдаст, и в течение вось­ми дней подсудимые ознакомили нас с собою.

Моя задача кончена. Я отвергаю виновность Дмитриевой в укрывательстве краденого и в наименовании себя чужим именем; я отдаю на суд вашей совести вопрос о ее виновности в выкидыше. Всякое преступление искупляется теми страданиями, которые оно влечет за собой. Вера Павловна выстрадала так много, воля ее бы­ла так подавлена, сознание так глубоко и искренно, что я не знаю, что осталось карать человеческому правосудию? Каких страданий она еще не испытала? Господа присяжные! Щадите слабых, скло­няющих перед вами свою усталую голову; но когда пред вами стано­вится человек, который, пользуясь своим положением, поддержкою, дерзает думать, что он может легко обмануть общественное право­судие, вы, представители суда общественного, заявите, что ваш суд действительная сила — сила разумения и совести, — и согните ему голову под железное ярмо закона.

Описание дела
Речь Ф. Н. Плевако в защиту Каструбо-Карицкого
Речь В. Д. Спасовича в защиту Дюзинга
Приговор